Самогипноз против головной боли

Формировать личность по собственной воле

По большей части наше поведение зависит от того, что мы когда-то выучили и что стало нашей привычкой. Но то, чему мы выучились, можно и забыть, а от того, к чему привыкли, можно и отвыкнуть. И тут мы открываем одну из интереснейших возможностей самогипноза. С его помощью мы можем формировать собственную личность, приближая ее к тому идеалу, который нам нравится.

 

У госпожи Беннер была очень дурная привычка, которая портила ее жизнь. Фрау Беннер была очень интересной женщиной, красивой и остроумной, и где бы она ни появлялась, сразу становилась центром внимания. Она никогда не болела, разве только изредка ее донимали головные боли, но тогда уж голова просто раскалывалась. К счастью, это случалось нечасто, и госпожа Беннер принимала их как неизбежное  зло.

 

 Все изменилось, когда она познакомилась с профессором Беннером и они поженились. Подруги очень завидовали Беннер — ведь этот привлекательный мужчина был не только неоднократным победителем различных теннисных турниров, но еще и известным невропатологом.

 

Он был красив, обаятелен, прекрасный собеседник. В компании они всегда были рядом, муж и жена, но именно это обстоятельство стало вскоре причиной раздоров. Блистательный профессор слыл душой общества, и стоило образоваться кружку слушателей, с живейшим интересом внимавших рассказам врача, как у жены начинала раскалываться голова и она вынуждена была идти домой. Муж, конечно, отвозил ее на машине. А дома головная боль, как правило, проходила.

 

Когда такие эпизоды стали особенно частыми, профессор понял, в чем дело: его жена привыкла сама находиться в центре внимания и восхищения. Ее красота и интеллигентность были порукой этому, а теперь, когда внимание окружающих переключилось на другого, пусть даже на ее мужа, у нее стали возникать головные боли.

 

Естественно, это давало возможность прекратить общение с компанией. Она как бы говорила себе: «Я бы и сейчас привлекала всеобщее внимание, да только не могу остаться из-за головной боли». Она не могла признаться самой себе, что ситуация изменилась, ведь она сочла бы это унижением и поражением.

 

К счастью, это происходило не так часто, и она не задумывалась над причиной своих головных болей. Лишь когда внимание общества переключилось на ее мужа, механизм тщеславия стал особенно явным.

Госпожа Беннер никак не хотела признаться, что в этом кроется причина ее недуга, и супруги нередко ссорились. Фрау Беннер очень обижалась, и профессор вдруг открыл, что она начала предаваться запоям. Стоило им поссориться, как она бралась за бутылку, чтобы заглушить казавшиеся ей столь несправедливыми обвинения. Стакана алкоголя уже не хватало, она стала пить все больше и больше.

 

Именно тогда мне позвонил профессор Беннер. Мы были знакомы много лет и нередко горячо спорили, имея разные мнения по некоторым научным вопросам. Профессор просил помочь жене, потому что она оставалась глуха к его увещеваниям. Мы договорились поужинать в тесном кругу, и я должен был попытаться уговорить фрау Беннер обратиться к врачу. Она оказалась более сговорчивой, чем я предполагал. Уже при первом визите женщина призналась, что сама понимает: необходимо  что-то  предпринять.

 

Мы договорились, что вначале попытаемся путем гипноза решить основную проблему — гипертрофированного тщеславия. Фрау Беннер согласилась и охотно помогала мне, так что уже через несколько недель мы смогли завершить эту часть лечения. Чтобы избавить ее от головных болей и восстановить утерянное доверие к себе, я предложил прибегнуть к самогипнозу. Вместе мы выработали следующий текст, который она сразу же наговорила у меня в кабинете:

 

«Я абсолютно спокойна. Мои мышцы расслаблены, нервы не напряжены, я чувствую себя прекрасно. Ничто не отвлекает меня. Я дышу спокойно и размеренно и с каждым вдохом погружаюсь все глубже и глубже в приятное состояние усталости и тяжести. Я чувствую, как устаю все больше и больше. Моя усталость возрастает.

 

Это восхитительное чувство покоя и комфорта окутывает меня, как защитная пелена. Я целиком отдаюсь этому чудесному ощущению. Ничто не представляет для меня интереса. Я просто качаюсь, как на волне. Все проблемы куда-то испарились. Я свободна, абсолютно свободна и чувствую себя несказанно хорошо. Это так прекрасно — отдаться течению, которое   несет   тебя   куда-то   вдаль.   Я   чувствую,   как погружаюсь все глубже и глубже, меня уносит все дальше и дальше в восхитительное, благословенное состояние покоя. Я совершенно расслаблена, ничто во мне не напряжено.

 

Я спокойна, абсолютно спокойна. Чудесное ощущение мира и гармонии распространяется по всему телу, и я от всего сердца радуюсь этому чувству. В любой ситуации голова моя остается ясной. Мое сердце бьется спокойно и равномерно. Кровообращение и пищеварение работают отлично. Я в любой момент могу полностью расслабиться, мне чужда горячность, голова легка, и ничто ее не занимает. Затылок и плечи прохладны и не напряжены.

 

Я так радуюсь тому, что спокойна и не напряжена. Я счастлива, что мой муж такой интересный и остроумный мужчина. Я ощущаю восхитительное чувство расслабленности, которое заполняет все тело. Глубокое чувство удовлетворения своим самочувствием заполняет меня всю, от головы до ног. Это чувство расслабленности возрастает с каждым днем все больше и больше».

 

Я посоветовал не прерывать введенный таким образом самогипноз соответствующим внушением, а оставаться в состоянии покоя еще некоторое время, пока она сама не проснется. Уже через несколько недель фрау Беннер позвонила и сказала, что голов¬ные боли исчезли.

 

...Прошло несколько лет. Фрау Беннер по-прежнему очаровательная женщина, но она больше не жалуется на головную боль. Мы часто встречаемся с ее мужем, но у нас нет никакой необходимости говорить о самочувствии жены. Этой проблемы больше не существует. Лишь иногда, когда профессор с жаром начинает говорить, что ни в коем случае нельзя принижать невероятные возможности, которые открывает перед человеком самогипноз, я тихонько улыбаюсь про себя.